Реклама

четверг, 28 апреля 2011 г.

Преподобный Сергий Радонежский


Преподобный Сергий Радонежский (1314 или 1320 - 1392), в миру Варфоломей, был младшим сыном ростовских бояр Кирилла и Марии. Однажды во время Божественной литургии, когда мать носила его еще под сердцем, он трижды вскрикнул - пред чтением Евангелия, во время пения "Херувимской" и при возгласе "Святая святых". И мать его, и все присутствующие были поражены ужасом. Когда мать его ела мясо, новорожденный не принимал молока, так что она перестала есть мясо, а в среды и пятницы она не ела совсем.
C раннего детства он любил молиться и посещать церкви, но ему не давалась грамота. Однажды, разыскивая пропавших лошадей, он увидел в поле старца, молившегося под дубом. Отрок подошел к нему для благословения, рассказал ему о своей скорби и просил его молитв. По окончании молитвы старец сказал ему: "Отныне Бог даст тебе, чадо, уразуметь грамоту!" Затем он дал ему часть просфоры и сказал так: "Не смотри, что часть сия так мала, велика будет сладость, когда вкусишь от нее!" По просьбе Варфоломея старец посетил дом его родителей, и велико было их изумление, когда, по благословению его, Варфоломей стал перед трапезой стройно читать псалмы; и тогда старец предсказал им будущее духовное величие отрока, избранного сосуда Духа Святого, служителя Пресвятой Троицы.


С тех пор Варфоломей стал питаться хлебом и водой, воздерживаясь от принятия всякой пищи в среды и пятницы. Похоронив родителей, он и старший брат его Стефан, к тому времени уже овдовевший и принявший монашество, решили уйти на отшельничество. В дремучем глухом лесу, в 60 верстах от Москвы, в местечке Маковец, они поставили церковь во имя Пресвятой Троицы. Но Стефан не выдержал тяготы пустыннической жизни и очень скоро ушел в московский Богоявленческий монастырь. Варфоломей остался один.


В 23 года Варфоломей был пострижен в монахи и наречен Сергием. Тяжела была его пустынническая жизнь: бесы пытались устрашить его, иногда целое полчище их с яростными угрозами окружало его. Но подвижник осенял себя крестным знамением и читал молитву, и бесы исчезали. Часто пробегали мимо него стаи волков - они подходили к нему, обнюхивали его. Но преподобный ограждал себя молитвой. Один медведь целый год приходил к нему, и пустынник делился с ним последним куском хлеба.
Целые ночи проводил преподобный Сергий Радонежский, углубившись в молитву, днем же он трудился: рубил дрова, возделывал огород и читал Слово Божие. И вот стали приходить к нему иноки, прося принять их в сподвижники. Всего в Радонежской пустыни собралось 12 иноков. Так возник монастырь, превратившийся в Великую лавру. Между монахами было совершенное равенство, но духовно преподобный Сергий, ставший игуменом, был выше всех и сравняться никто с ним не мог. В бедном и скудно освещенном храме иноки горели любовью к Богу сильнее самых ярких свячей.


Однажды преподобный Сергий молился об обители своей и учениках. Внезапно послышался голос: "Сергий! Ты молишься о чадах твоих, и моление твое услышано: посмотри, видишь число иноков, собирающихся под твое руководство во имя Пресвятой Троицы!" И он увидел множество прекрасных птиц, прилетевших в монастырь и за его ограду. И опять послышался голос: "Так умножится число учеников твоих, подобно сим птицам, и после тебя не оскудеет и не умалится, если они станут следовать твоим стопам!"
В то время преподобного Сергия уже знали и в Иерусалиме, и в Константинополе, и на Святой горе Афонской.
Сергий Радонежский заповедал братии дела милосердия, обещав, что обитель будет стоять, пока эта заповедь будет исполняться. Путники, останавливавшиеся в обители в зимнюю непогоду, подолгу жили в ней на полном ее иждивении. Больным оказывалась помощь. Находившимся в бедах преподобный помогал, убогих защищал, больных исцелял.
Один поселянин принес к нему больного сына, но по дороге отрок умер. Сжалившись над горем отца, Сергий помолился и воскресил умершего, но отцу его сказал: "Отрок от сильной стужи изнемог, ты же подумал, что он умер. Теперь в теплой келье он согрелся, а тебе кажется, что он воскрес!"

За шесть месяцев до своей кончины преподобный Сергий Радонежский поставил настоятелем ученика своего Никона, а сам ушел в затвор, готовясь к кончине. Он с молитвой предал Господу свою чистую душу 25 сентября 1392 года.
Через 30 лет после своей кончины преподобный Сергий Радонежский явился одному благочестивому человеку и сказал ему: "Возвести игумену и братии: зачем оставляют меня так долго под покровом земли во гробе, где вода окружает мое тело?" 5 июля 1422 года гроб преподобного Сергия был открыт, и не только святые мощи его были обретены нетленными, но и само одеяние его оказалось нетленным. Гроб был окружен водой, но святых мощей она не коснулась. Тогда преподобный Никон воздвиг ныне существующий Троицкий собор.

Пророчества преподобного Сергия Радонежского, чудотворца всея Руси

- В 1380 году, перед походом против татарского хана Мамая, грозившего новым нашествием на Русь, великий князь Дмитрий Донской посетил Троицкий монастырь, чтобы помолиться и принять благословение преподобного игумена. Преподобный осенил его крестом, окропил его и сподвижников святой водой и предсказал ему победу. По просьбе великого князя преподобный послал с ним в поход двух иноков Александра Пересвета и Андрея Ослябу, и благословил его еще раз иконой Господа Вседержителя. 7 сентября 1380 года русское воинство переправилось через Дон и расположилось на Куликовом поле. Перед самым боем преподобный послал великому князю со своими иноками благословение, Богородичную просфору и грамоту, в которой утешал его надеждой на помощь Божию и предсказал победу. Знаменитая Куликовская битва произошла 8 сентября и окончилась полным разгромом татар и бегством Мамая. По возвращении своем в Москву великий князь отправился к преподобному Сергию Радонежскому чтобы рассказать ему о бое, велел поминать имена павших и сделал щедрый вклад в обитель. Тогда и была установлена поминальная Димитриевская суббота. А во исполнение обета, данного им перед походом, великий князь с помощью преподобного Сергия воздвиг на реке Дубенке монастырь в честь Успения Божией Матери.
Вскоре по блаженной кончине преподобного начались его чудесные явления и исцеления.
- Настало Смутное время. В 1608 году Троице-Сергиева лавра была осаждена отрядами Лжедмитрия II. Не раз являлся преподобный Сергий архимандриту Иоасафу и пономарю Иринарху, укрепляя их и предупреждая об опасностях. Раз видели его окропляющим стены святой водой; другой раз он предупредил о готовящемся приступе, который и был отражен. Являлся он и осаждавшим, так что многие казаки стали уходить домой, давая клятву никогда не воевать с православными.


Преподобный Сергий Радонежский во сне городскому голове, торговавшему мясом, - Кузьме Минину Сухорукому, - и велел ему собирать казну, войско и идти освобождать русскую землю. Кузьма Минин пришел в страх и не знал что ему делать. Трижды являлся ему преподобный Сергий и наконец сказал: "Не говорил ли я тебе, чтобы ты собирал ратных людей? Милосердному Господу угодно было помиловать православных христиан, избавить их от волнения и даровать им мир и тишину. Посему я и сказал тебе, чтобы ты шел на освобождение земли Русской от врагов. Не бойся того, что старшие не пойдут за тобой, - младшие охотно исполнят это, и благое дело будет иметь добрый конец". Кузьма принялся за дело. Особенно горячо отозвалась молодежь. Кузьма первый пожертвовал свое имущество, другие присоединились, и он собрал воинство, а начальство над ним принял воевода князь Дмитрий Михайлович Пожарский. И они пошли освобождать Москву, а с нею и всю землю Русскую от врагов. И враги были побеждены заступническтвом Божией Матери и молитвами преподобного Сергия, до наших дней не перестающего подавать помощь всем, с верою прибегающим к нему.

среда, 6 апреля 2011 г.

Кетрин Кульман


И люди ей верили. На первом собрании - 27 августа 1933года - было только 125 человек. Но она проповедовала, словно присутствовало 12 тысяч. В оборудованном на скорую руку складе было жарко, поднимались испарения, но на передних окнах большими буквами были написаны объявления, что Кэтрин Кульман, молодая евангелистка, начинает специальную серию собраний. С первых звуков, которые извлекла из пианино талантливая Эллен, люди поняли, что это не будет обычным богослужением. Ониповерили, что Сам Бог послал эту женщину в их среду, чтобы дать им надежду во время отчаяния, любовь во время ненависти и упование во время безверия и сомнения. Она пришла, чтобы восстановить в них данное им Богом человеческое достоинство, чтобы напомнить, кто они есть. На следующий вечер пришло более 400 человек, и с того дня старый склад уже не мог вместить всех желающих.
Они приходили из хижин и гетто, из трущоб и квартир, кишащих крысами. Они приходили из меблированных комнат и из "Миссии Спасения". Богослужения затягивались далеко за полночь. Кэтрин, Эллен, Хьюитт и десяток других,кто захотел участвовать в служениях, молились с теми, кто остался до конца собрания.
Не все, приходившие на собрания, были "потерпевшими крушение". Иные приходили из фешенебельных пригородов Денвера и хотели помочь служениям, но не имели возможности сделать это в своих местных церквях. Служения проходили каждый вечер, и огромные толпы выплескивались на тротуары.
Кэтрин трудилась неустанно. Она жила в Денвере дольше, чем где-либо еще, где она проповедовала. Столь долгое пребывание означало, что еще немного - и ей придется заниматься руководством церкви, а этого-то она и не хотела. После пяти месяцев непрерывной работы она объявила общине в пятницу вечером, что выполнила свою задачу и собирается уезжать.
Это объявление было встречено громкими протестами. Люди вскочили со стульев с криками: "Нет! Нет!". Затем встал один мужчина, которого Кэтрин знала только в лицо, -- он посещал служения всего в течение нескольких недель.
Сквозь шум он закричал: "Милая барышня, пришло время прекратить ездить. Вы нам нужны здесь. Если Вы согласитесь остаться в Денвере, я лично оплачу аренду самого большого здания, которое Вы выберете. Мы назовем его "Скиния пробуждения Денвера" и поместим вверху большую неоновую вывеску: "Молитва изменяет мир".
Крики, аплодисменты и обещания других пожертвований от общины убедили Кэтрин, что ей надо остаться. Начался поиск места, где бы основать "Скинию". А тем временем, поскольку фирме "Монттомери" нужен был ее склад, место проведения собраний переместилось в склад "Монитор пейер компани" по адресу: 1941, улица Кертис. Была сооружена вывеска: "Скиния пробуждения г-жи Кульман". Богослужения шли полным ходом.
Эллен Галлифорд организовала хор из более чем 100 голосов, сочиняя сама большую часть того, что они пели. Специально приглашались проповедники со стороны для некоторых собраний. Кэтрин понимала, что ее ресурсы ограничены. Она не была учителем. У нее было лишь одно послание: "Вам надлежит родиться заново". Она понимала, что, для того чтобы удержать людей, им нужно давать духовную пищу. И это делалось через музыкальную программу и других проповедников, которые с радостью принимали ее приглашение приехать с проповедью в самую быстрорастущую общину Запада. 




Любимыми учителями были евангелисты и супруги Растхой, которые "пасли" независимые церкви в Калифорнии, Орегоне и Миссури. Сменяя друг друга в течение двух месяцев подряд, они вели собрания: один проповедовал, а другой (или другая) руководил пением. На некоторых собраниях им помогал молодой евангелист Фил Керр, выдающийся сочинитель церковных песен и проповедник на радио.
Типичное расписание на неделю выглядело так (запись от 11 января 1935 г.):
Воскресенье, 11.00. Кэтрин Кульман: "Тебе надлежит родиться заново".
Воскресенье, 15.00. Фил Керр: "Вера, передвигающая горы".
Воскресенье, 19.30. Госпожа Растхой: "Барьер перед вратами ада".
Понедельник, 19.30. Говард Растхой: "Почему я женился на моей жене".
Вторник, 19.30. Фил Керр: "Самое большое молитвенное собрание в мире".
Среда, 19.30. Госпожа Растхой: "Превознесем Отца Небесного".
Четверг, 1930. Говард Растхой: "Является ли Муссолини Антихристом~"
Пятница, 19.30. Фил Керр: "Что говорит Библия о чудесном исцелении".
Суббота, 19.30. Особое музыкальное служение.
Именно на собраниях в здании бумажного склада на улице Кертис Кэтрин.познакомилась с концепцией чудесного исцеления. Фил Керр часто об этом проповедовал, как и другие приезжавшие евангелисты, "Собрания с исцелениями" часто проводились параллельно с евангелизацией, и проповедник обычно приглашал больных выйти вперед для специальной молитвы. Случалось, что проводили также помазание елеем. В других случаях людей приглашали в специальную комнату для особой молитвы. В отдельных случаях бывали удивительные исцеления, и люди на следующий вечер выходили свидетельствовать о них. Это вызывало интерес у Кэтрин, ибо, хотя она сама редко молилась за больных, она всегда была удивлена и обрадована, когда люди исцелялись.
К сожалению, многие начали ее отождествлять с Эмми Симил Мак-Ферсон, сверкающей проповедницей-пятидесятницей из Лос-Анджелеса. Сестра Эмми, как ее на" вывали последователи, построила свой "Ангельский храм" на пять . тысяч посадочных мест в Лос-Анджелесе в 1923 году -- в том же году, когда Кэтрин оставила свой дом, чтобы присоединиться к Парроттам на Западном побережье. И если Кэтрин была актрисой, то Эмми была суперактрисой. Ее невероятно драматизированные проповеди, представленные на сцене с полной сменой декораций, цветными прожекторами, звуковыми эффектами и сотнями людей, занятых в массовках, люди называли лучшими шоу в Лос-Анджелесе. Позднее она основала "Международную Церковь четырехугольного Евангелия". 



В 1926 году Эмми была загадкой номер один для Америки. В течение пяти недель, с 18 мая по 23 июня, ее не могли найти. Последний раз ее видели на пляже и думали, что она утонула.
г После неистовых поисков, в которых были задействованы несколько полицейских подразделений, армия частных детективов и даже сам президент Мексики, Эмми объявилась и сообщила, что ее похитили. Впрочем, полиция поставила под сомнение ее рассказ и обвинила ее в том, что она укрывалась в любовном гнездышке на севере Калифорнии вместе с бывшим радиооператором из "Ангельского храма". В конце концов, ее привели в суд и предъявили обвинение в развращении общественной морали и лжесвидетельстве. Все обвинения были, в конечном счете, сняты.
Служение Кэтрин все время росло в ходе этого скандала. Эллен постоянно увещевала ее быть благоразумной. "Довольно всяких людей, которые порочат Царствие Божие, чтобы еще и ты занималась тем же", - предупреждала она. Хотя Кэтрин и провела позднее гигантское служение с чудесами в "Ангельском храме" зимой 1968 года, сама Она никогда не встречалась со знаменитой "целительницей верой", сестрой Эмми. "Непосредственное" их свидание состоялось, когда она посетила могилу Эмми где-то через 20 лет после ее смерти. В статье для журнала "Христианство сегодня" Кэтрин писала: "Я никогда не встречала ее (Эмми Симпл Мак-Ферсон). Но несколько лет назад мы с Мэгги Хартнер посетили ее могилу. Там мы увидели молодого человека и женщину, вероятно его мать, которые смотрели на монумент, воздвигнутый в память о госпоже Мак-Ферсон. Женщина рассказала, как проповеди Эмми зримо представили ей Иисуса. "Я нашла Христа, глядя на ее жизнь", - говорила женщина. В тот момент Кэтрин Кульман подумала, что если хоть один человек вот так будет стоять у ее могилы и говорить: "Я нашел Христа, потому что она проповедовала Евангелие", тогда и она прожила жизнь не зря.
Такой была Кэтрин. И даже если у нее были подозрения в показной балаганности и хвастливой жизни знаменитой евангелистки, она никогда не говорила о них публично. Хотя сама Кэтрин презирала всех людей, выдающих себя за исцеляющих верой, ибо видела то разрушение, которое они оставляют за собой, она старалась говорить о них с добротой и делала все возможное, чтобы сохранить единство в Царстве. Таким образом, хотя некоторые в Денвере уподобляли служение Кэтрин шоу сестры Эмми, у них было общим лишь то, что обе были женщинами и обе пытались служить Богу особым образом.
- Одним из величайших огорчений Кэтрин был тот факт, его ее отец, которого она так сильно любила, никогда не слышал ее проповедей. Она всегда утверждала, что папина нелюбовь к проповедникам выросла из того, что они редко проповедуют подлинное Слово Божье, если вообще когда-либо делают это. Она была уверена, что человек создан, чтобы иметь общение с Богом, и если однажды он услышит настоящее Слово Божье, то посвятит себя Автору Слова. Поэтому она полагала, что папа отнесся бы благосклонно к ее служению. Не только потому, что она была его "дитя", а потому, что она проповедовала истину.
У папы так и не было этого шанса, и потому тот факт, что он умер, а Кэтрин не была уверена, принял он Христа как своего Спасителя или нет, оставался одним из самых больших огорчений в ее жизни. В 1973 году, когда я специально приехал в Питтсбург, чтобы взять интервью у Кэтрин для передовой статьи в журнале "Гайдпост", она сказала: "Есть только одна история, о которой я хочу рассказать - это о том времени, когда умер папа".
Это случилось в полвторого дня в воскресенье после Рождества -- 30 декабря 1934 года, когда 27-летняя девушка сняла трубку телефона. Она только что пришла с утреннего воскресного служения. - "Кэтрин, твой отец ранен. Его сбила машина".
Ей звонила старая подруга, которая пыталась дозвониться до Кэтрин в течение двух днеи, но линии были повреждены из-за сильного снегопада. Джо Кульман работал допоздна в пятницу 28 декабря, проверяя и перепроверяя все платежи после рождественского ажиотажа. Мама позвонила ему и попросила принести домой дюжину яиц. Джо, которому было б8 лет, отправился покупать яйца в "Дом домашней птицы г-на Буффмана". Улицы были покрыты льдом, и налипающий снег слепил ему глаза. Он уже почти дошел до дому, купив яйца, когда упал, разбив их все в коричневом бумажном пакете. Поднявшись с земли, он решил, что "безопаснее" будет презреть лед и вернуться назад за новыми яйцами, чем пытаться объяснить свою неуклюжесть маме. С воодушевлением он пошел назад к Буффману. Он пожалел, что у него нет пары специальных носков, как у многих, кого он встречал по дороге, он смог бы натянуть их поверх кожаных ботинок, чтобы сила трения о толстый лед стала больше.
Войдя в магазин, он обратился к Секл Буффман: "Секл, мне нужна еще дюжина яиц. Я упал и думаю, что Эмма будет недовольна, если я приду домой без яиц".
С новым пакетом с яйцами он отправился домой снова по Главной улице. Он дошел до 9-й Авеню, что рядом с его извозной конторой, когда решил перейти на другую сторону дороги. С этого момента точно неизвестно, как все произошло. Свидетели говорили, что якобы, когда он дошел до середины улицы, господин Катце из кафе "Топси" проезжал по этой улице на своем "бьюике". Катце попросил вести машину своего сына-подростка, поскольку полагал, что мальчик лучше водит на скользких дорогах. Шурин Катце сидел на заднем сиденье. Внезапно мальчик увидел Джо Кульмана, стоящего посередине дороги. Пытаясь объехать
его, он круто свернул в сторону, съехал в кювет и юзом въехал во дворик доктора Шолле. Выскочив из машины, они увидели Джо Кульмана, лежавшего на дороге. У него был
поврежден череп, но на теле не было видно других следов удара. Все же никто не мог сказать с уверенностью, сбила ли его машина или он сам упал на лед и разбил голову. Он
оставался в коме два дня и умер 30 декабря. 



Кэтрин, ведя "Форд У-8", мчалась по штату Колорадо сквозь слепящую пургу. Она вспоминала: "Только Бог знает, как быстро я ехала по обледенелым дорогам, но я не
могла думать ни о чем, кроме папы. Папа ждал меня. Папа знал, что я приеду".
За 100 миль до Канзас-Сити она остановилась у телефонной будки и позвонила. Тетя Белле, сестра ее матери, подошла к телефону.
-- Это Кэтрин. Скажи папе, что я почти доехала.
В трубке было молчание, затем Белле ответила:
-- Разве они тебе не сказались
-- Что они должны были мне сказаться -- Кэтрин спросила, уже чувствуя, как отчаяние перехватило горло.
-- Папа умер. Он умер сегодня рано утром.
Оставшиеся мили были для нее кошмаром. На дороге не было машин, лишь ее фары врезались в снежную белизну, и дворники на ветровом стекле тщетно сражались с мок
рым снегом, который жалил своими иглами. Приехав домой рано утром, она застала всю семью в гостиной вокруг открытого гроба ее любимого папы. Все находились в традиционном "бдении у гроба", как было принято в Средней Америке. Кэтрин отказалась смотреть на лицо того человека, которого она боготворила. Она много раз бывала дома после того, как десять лет назад уехала отсюда. Ничего не менялось. И только в этот раз все изменилось. Она знала, что теперь папа уже не будет ждать ее, когда она вернется домой. Она знала, что мама продаст большой дом, который был для нее убежищем в прежние годы. И ненависть поднялась в ней, подобно вулкану. Ненависть к тем, которые, как она полагала, отняли жизнь у ее отца.
Когда она рассказывала мне эту историю 37 лет спустя, она плакала. Мы сидели в ее личном офисе в "КарльтонХаус" в Питтсбурге. Она села на пол, прислонившись к стене, а я сидел рядом с ней в коричневом кожаном кресле.
"Я все еще вспоминаю это, - рассказывала она, вытирая слезы, катившиеся из глаз, - так живо, как если бы это было вчера. Мы все сидели в первом ряду в маленькой баптистской церкви, Я просто не могла поверить в смерть папы. Этого не могло быть. После богослужения люди встали и выстроились позади гроба, мрачно смотря на папино лицо. Когда они все подошли, распорядитель на похоронах тоже подошел и встал рядом с семьей. Он пригласил нас подходить к гробу прощаться. Дядя Херман остался один из всех братьев, тетя Гасти умерла годом раньше. Мама, Миртл, Мальчик и Женева медленно двинулись по проходу и прошли мимо гроба. Я осталась одна, и я не хотела подходить.
Затем, уж не знаю как, я внезапно оказалась у первого ряда, глядя вниз. Но я не могла посмотреть ему в лицо. Вместо этого я стала смотреть на его плечо. Это было то самое плечо, на которое я часто клала голову, когда у меня болели уши. У папы не было исцеляющей силы. Никакого исцеляющего могущества. Я даже не была уверена, что он был христианином. Но у него была любовь. И эта любовь заставляла боль уходить от меня.
Я протянула руку и слегка коснулась пальцами его плеча. И когда я это сделала, что-то случилось. Словно я провела пальцами по мешку с мукой. Это был не мой папа. Это был просто черный шерстяной пиджак, покрывающий нечто, что было выброшено, что когда-то было любимо, а теперь отброшено. Там не было папы". 



Кэтрин вернулась в Денвер, получив урок, который мог быть преподан только через ненависть и потерю. Урок прощения. Ее семья, невзирая на возражения матери, настаивала на подаче в суд иска против тех, кто, как они считали, был виновен в смерти отца. Однако Кэтрин сказала, что не будет участвовать в этом. Она ушла из суда до того, как дело было рассмотрено.
"Возмездие, - говорила она мне позднее, -- всегда должно быть в руках Бога. Держать в душе недовольство, мстить тому парню -- это ранило бы меня бесконечно сильнее, чем это ранило бы его. И по этой причине я никогда не преследовала никого судебным порядком, незави" симо от того, как сильно они обидели меня или как они пользовались мною. Я - Божий человек. Я принадлежу Ему. Я доверяю Ему сделать со мной и с моими обидчиками то, что Он считает нужным".
Это утверждение проходило серьезную проверку много раз, особенно в тех случаях, когда кто-то из ее наиболее доверенных помощников обращался против нее и публично клеветал на нее. Но она никогда не сходила со своего пути прощения. Она все оставляла в руках Божьих.
В начале 1935 года люди, подыскивавшие здание в Ден" вере, сообщила, что они нашли идеальное помещение для "Скинии". Это был старый гараж для грузовиков, а до этого -- конюшня для ломовых лошадей фирмы "Универмаг Даниила и Фишера". Здание располагалось на углу Западной Девятой и улицы Акома, и уже 5 февраля того же года начались ремонтные работы. Спустя четыре месяца гигантское здание на две тысячи посадочных мест было битком набито по случаю начинающейся 30 мая серии евангелизационных собраний. 72-футовая неоновая вывеска по всей длине здания гласила: "Скиния пробуждения Денвера". А под ней, уже меньшего размера буквами: "Евангелистка Кэтрин Кульман". Наверху здания была более яркая надпись из трехфутовых букв: "Молитва меняет мир".
Собрания, впрочем, были такими же. Трио Андерсонов пело на большинстве из них. Эллен Галлифорд играла на пианино. Во время призыва к покаянию она ходила взад и вперед по проходам, отыскивая людей с поднятыми руками и приглашая их пройти к сцене для молитвы. Кэтрин проповедовала. После окончания собраний с 22.00 до 22.15 Кэтрин выступала на радио КВОД со своей программой \'"К Вам с улыбкой".
В ниспадающем кафедральном платье Кэтрин обычно входила в заднюю дверь, проходила по боковому проходу, махая аудитории рукой и пожимая руки. Люди вставали, чтобы дотронуться до нее. Она отвечала: "О, Бог так любит вас, Бог любит вас". Улыбаясь, приветствуя людей и смеясь, она поднималась на сцену, пока Эллен играла на пи
-анино на заднем плане. Она часто открывала собрание словами: "Разве это не здорово быть христианиномМ Если вы согласны, то скажите мне от всего сердца: "АМИНЬ!" Здание оглашалось криками: "Аминь". Затем, когда они успокаивались, Кэтрин рассказывала им маленькую простую историю:
"Вы знаете, этим утром я проснулась в моей маленькой комнате в "Отеле святого Франциска". Номер 416. Это совсем крошечная комнатка. Госпожа Холмквист, да благословит ее Господь, делает все, что только может. Но вот обои шелушатся и отстают от стен, и лифт почти всегда неисправен, но за 4 доллара в неделю это почти что рай для меня",
Она обычно делала здесь паузу, дабы люди могли высмеяться, ознакомившись с ее образом жизни, и вела рассказ дальше:
"Пока я лежала поперек кровати и изучала Слово Божье, раздался легкий стук в дверь. Я попросила Бога простить меня, сказала Ему, что я сейчас же вернусь, и пошла открывать дверь. И там был такой мужчина, маленького роста... Вы еще здесь, господин? Если здесь, то помашите рукой. О-о, он там. Нет, нет, еще не все. Встаньте, сэр, пусть все люди увидят Вас. Я хочу, чтобы все знали, что это абсолютно правдивая история. Знаете, проповедники любят преувеличивать. На самом же деле, некоторые истории, которые я слышала от служителей, были лучше, чем реальность, Это так".
Смех усилился. Маленький человек в заднем ряду помахал руками и сел на свое место. Кэтрин продолжала;
"И вот какое дело, - сказала она, облокотившись на кафедру и смотря вниз в зал, словно разговаривала только с одним человеком, -- Этот милый господин сказал мне, что он вышивал три бутылки вина каждую ночь вот уже в течение 13 лет. Но три дня назад он подошел к сцене уже после окончания собрания, и брат Хьюитт преклонил колени вместе с ним, и они молились. Это продолжалось до часу ночи, но когда он- поднялся с колен, он был избавлен от алкоголизма. Он пришел сегодня утром, чтобы сообщить мне это. И сегодня вечером он здесь, чтобы показать всему миру, что Иисус Христос освобождает людей от рабства".
Ее голос, который сначала был дребезжащим шепотом, теперь возрос до громогласного крещендо. Люди уже были на ногах и начали аплодировать, когда Кэтрин снова показала на этого человека и сказала: "Давайте все вместе скажем ему громко: "Господь благословит Вас".
Еще до того, как стихли хлопки в ладоши, Эллен снова села за пианино, и хор начал петь. Очередное служение пробуждения пошло своим чередом. 



Во время одного из этих собраний пробуждения случилось то, что позднее Кэтрин описывала как самое волнующее переживание в своей жизни. Как и папа, мама Кульман никогда не слышала, как ее дочь проповедовала. Теперь же, поскольку Кэтрин Кульман обосновалась в огромном здании с ее именем на стене, выведенным большими буквами, она почувствовала, что должна пригласить маму прийти на собрание. В тот вечер, когда Эмма пришла, Кэтрин проповедовала о Святом Духе. Закончив проповедовать, она пригласила: "Все те, кто хочет быть рожденным заново и познать третью личность в Троице, Святого Духа, могут выйти в молитвенную комнату позади кафедры. Я приду туда тоже, и кое-кто из моих помощников. Мы будем молиться за вас".
Кэтрин направилась прямо в большую комнату позади сцены и увидела, что она полна народу. Она переходила от одного стоящего на коленях к другому, молясь за них. Минут пятнадцать спустя, когда молитвенный пыл был еще силен, боковая дверь отворилась. В нее вошла Эмма Кульман. Кэтрин взглянула на нее и знаком показала ей встать рядом.
"Что ты об этом скажешь, мама? - прошептала Кэтрин. - Думала ли ты, что твоя маленькая девочка дойдет до такого?"
Эмма Кульман протянула руку и погладила Кэтрин по голове: "Детка, я не для того здесь, чтобы восхищаться тобой, Я здесь потому, что ты говорила правду на собрании, и я хочу узнать Иисуса так же, как ты Его знаешь".
Кэтрин начала было смеяться, но затем поняла, что мама говорила серьезно, абсолютно серьезно. Она не успела ничего сказать - мама уже была на коленях на полу, склонив голову на стул. Кэтрин, теперь уже вся в слезах, протянула руку и положила ее на голову мамы. В тот момент, когда ее пальцы коснулись головы, мама начала трястись, а затем и плакать. Это было почти то же самое, как и тогда - вспомнила Кэтрин, -- когда она сама была 14-летней девочкой и стояла рядом с мамой в маленькой методистской церкви в Конкордии. Но на этот раз было нечто новое. Мама подняла голову и начала говорить, сначала медленно, затем быстрее. Но слова были не английские, это были чистые звуки, подобные звону колокольчиков, на каком-то неизвестном языке.
Кэтрин встала на колени рядом с ней, плача и смеясь в то же самое время, смешивая свое глубокое контральто с маминым голосом, и так они обе, каждая по-своему, прославляли Бога.
Когда Эмма открыла глаза, она протянула руки и крепко обняла Кэтрин. Это был первый случай на памяти Кэтрин, чтобы мама ее обнимала. "Кэтрин, проповедуй, чтобы и другие могли бы получить то, что я только что получила, -плакала мама. -- Проповедуй и не останавливайся".
Кэтрин говорила: "Мама не спала три дня и две ночи после того события, так велика была радость Господа в ней. Онастала новым человеком. Любовь Божья струилась из нее. Его любовь и Его радость наполнили ее и переливались через край. Она вернулась в Конкордию, и до конца жизни у нее было чудесное общение со Святым Духом".
Анна Фукс, член Денверовской группы, писала о служении Кэтрин: "Госпожа Кульман крепко держится той идеи, что Бог может и будет использовать большой евангелизационный центр, где Евангелие проповедовалось бы в его сияющей полноте, и где всех ждал бы сердечный прием. Хотя принадлежность к какой-либо церкви является важной частью религиозной жизни многих, есть тысячи тех, как она полагает, которые не имеют связи с какой-либо поместной церковью и небудут иметь. Члены разных церквей найдут возможность посетить "Скинию", когда в их местных церквях не будет службы, поскольку служения в "Скинии" проводятся каждый вечер, исключая понедельник. Нецерковный человек будет легко себя чувствовать и вполне насладится богослужениями, поскольку ему ничего не нужно будет делать, а только соединяться с Иисусом. Единственная задача работы "Скинии" - это спасение душ и углубление духовных переживаний тех, кто посещает собрания".
Впрочем, служение быстро вышло за эти рамки. Открылась воскресная школа. Три автобуса подвозили детей из дальних районов. Детская церковь проводила свои собрания по воскресеньям для ребятишек до 12 лет. Многие из прихожан объединились в группы и ходили проводить служения в тюрьмы, исправительные учреждения и дома престарелых. Женщины открыли "Женское общество", и Кэтрин получила приглашение проповедовать по всему городу -- в школах и других церквях. Служения с водным крещением проводились в арендованном баптистерии в местной баптистской церкви, и госпожа Кульман сама проводила погружения. И хотя она не называла себя пастором, предпочитая называться евангелисткой, она проводила отпевания на похоронах и председательствовала во время обряда венчания многих из членов общины. 



Работа по реставрации "Скинии пробуждения Денвера" никогда, по сути, не была закончена. Кирпичные стены, котельная, проводка и водопровод -- все нуждалось в постоянной заботе. В течение недели те мужчины, у кого не было работы, приходили в "Скинию" и работали группами. Женщины же, под руководством Кэтрин и Эллен, приносили еду. То, что оставалось после обеда, уносили домой те мужчины, у которых совсем не было денег купить себе еды.
Приглашенные проповедники часто оставались по несколько месяцев подряд. Вильбур Нельсон приезжал из Калифорнии для цикла собраний. Гарри Д. Кларк, который руководил музыкальной программой для Билли Санди после смерти Айра Сэнки, тоже приехал провести несколько собраний. Канадский евангелист Норман Гринвей и оперный певец Гарри Паркс Бонд -- оба нашли время для служений в "Скинии" с музыкой и проповедью. ФиллКерр возвращался несколько раз, иногда с целью собрать деньги для своего все американского радиослужения. Кэтрин была щедра с этими людьми, побуждая прихожан давать столько, сколько они смогут. Раймонд Т. Ричи прибыл из Техаса с кампанией по исцелению и проповедовал одно место из Писания, Иеремия 33:3, каждый вечер в течение трех недель. Кэтрин даже пригласила Эверетта и Миртл провести серию собраний.
Но никто так не взволновал людей, да и Кэтрин тоже, как умелый евангелист из Остина, штат Техас, - Барроуэ А. Волтрип. Никто и представить себе не мог, когда он впервые приехал проповедовать в "Скинию" в начале 1937 года, что меньше чем через 18 месяцев он станет тем человеком, из-за которого самая многообещающая молодая евангелистка разрушит свою карьеру.

источник: Служение Благословение Отца - http://imbf.info/

среда, 16 февраля 2011 г.

Василий Блаженный


Святой Василий Блаженный (1464 - 1552) родился в крестьянской семье, в подмосковном селе Елохове (теперь Елоховская улица), около церкви святого великомученика Никиты. Когда мальчик подрос, его отдали учиться сапожному мастерству. Уже в это время он вел подвижническую жизнь и успел стяжать благодатные духовные дары. Юноша не захотел оставаться ни у мастера, ни в родительском доме. Он принял на себя подвиг юродства.
Жилища у него не было; он стал жить на улицах и площадях московских, среди шума и толпы, стараясь быть ближе к обездоленным, нищим и калекам. Зимой и летом ходил нагим и притворялся лишенным дара речи. Подвиг этот продолжался 72 года, до самой смерти Василия Блаженного. Часто он удалялся в башню в Китай-городе, у Варварских ворот. Впоследствии место это прозвали в память его Васильевым лужком. Там была исправительная тюрьма для пьяниц, и Василий посещал ее, подолгу беседуя с заключенными. Часто, проходя мимо домов благочестивых людей, Василий Блаженный бросал в углы их камни, а углы домов, где бесчинствовали, целовал. Объяснял он это тем, что в домах, полных святыни, нет места бесам - они стоят вне таких домов - и он видит их и отгоняет. А в дома, где бесчиние, не входят ангелы, но скорбят, стоя вне их, и он приветствует ангелов, в вовсе не целует углы, как думают люди.


Скончался блаженный Василий 2 августа 1552 года в возрасте 88 лет. Всех же чудес, которые сотворил блаженный по преставлении своем, явлений и исцелений, происходивших на могиле его, описать невозможно. К лику святых блаженный Василий причислен был в 1558 году. Святые мощи его хранились в Васильевском приделе Московского Покровского собора, известного под именем храма Василия Блаженного.

Пророчества Праведного Василия Блаженного, Христа ради юродивого, Московского Чудотворца

- В 1521 году, во время нашествия хана Махмет-Гирея, когда блаженный слезно молился в Успенском соборе о спасении России, он услышал в храме страшный шум и увидел чудесное пламя, а от Владимирской иконы Божией Матери был глас, возвещающий, что Богородица оставляет Москву вместе со святителями. Блаженный вознес к Богу молитвы, и страшное явление прекратилось. А Махмет-Гирей, который успел уже сжечь предместье Москвы, устрашился видения множества воинов и поспешно отступил из пределом России.
- В 1574 году Василий долго и неутешно плакал перед Воздвиженским монастырем, предвещая пожар Москвы, который начался с этого монастыря и уничтожил Кремль, дворец великого князя и почти весь город.

- Царь Иоанн IV любил и почитал блаженного Василия. Раз во время обеда в царских палатах блаженный трижды вылил вино в окно, говоря, что он гасит пожар в Новгороде. Оказалось, что в Новгороде в это время действительно вспыхнул пожар, но не успел разгореться, потому что какой-то странный нагой муж заливал загоревшиеся дома. Приехавшие после этого в Москву новгородцы опознали в святом Василии этого мужа. После пожара царь однажды во время литургии размышлял о построении нового дворца на Воробьевых горах. Блаженный стоял в углу и наблюдал за ним. После литургии он сказал царю: "Я видел, где ты истинно был: не в святом храме, а в ином месте". - "Я нигде не был, только в святом храме", - отвечал царь. Но блаженный сказал ему: "Твои слова неистинны, царь. Я видел, как ты ходил мыслью по Воробьевым горам и строил дворец". С тех пор царь стал еще больше чтить его.


Перед кончиной Василия Блаженного его посетили царь с царицей Анастасией и царевичами Иоанном и Феодором, и блаженный пророчески сказал младшему из них, Феодору: "Все, что принадлежит твоим предкам, будет твоим, и ты будешь их наследником". Сам царь нес гроб его до могилы, и от прикосновения к святым мощам его многие получали исцеление.

понедельник, 7 февраля 2011 г.

Иоанн Кронштадтский


Преподобный Иоанн Кронштадтский (1829—1908) родился в семье причетника из села Суры Пинежского уезда (Архангельская епархия). В шестилетнем возрасте мальчику явился ангел-хранитель и сказал, что ему поручено Господом Богом охранять его в течение всей жизни.
Закончив школу и семинарию, он поступил в Петербургскую духовную академию. Одно время у него была мысль принять монашество и отправиться миссионером в Китай. Но скоро он понял, что Петербург не менее нуждается в духовном просвещении, чем далекие языческие страны.
В 1855 году, когда он окончил курс духовной академии, открылось священническое место в кронштадтском Андреевском соборе. Войдя впервые в этот собор, он был поражен тем, что видел его во сне еще во время учебы в семинарии. Став священником, отец Иоанн ревностно исполнял обязанности пастыря и священнослужителя. В то время в Кронштадт высылались пьяницы и бродяги из Петербурга. Несчастные люди, огрубевшие и ожесточившиеся, сначала относились к Иоанну недоверчиво, но затем горячо полюбили его.
В 1882 году Иоанном был открыт Дом трудолюбия. При нем имелись собственная церковь, школа, детский сад и приют, воскресная школа для взрослых, разные мастерские, бесплатная амбулатория, приют для бедных женщин, ночлежный приют, классы ручного труда, дешевая столовая, где по праздникам выдавалось до 800 бесплатных обедов.


В 1882 году был основан странноприимный дом, куда к батюшке стали стекаться со всех сторон богомольцы с просьбой о помощи. На берегу залива была устроена по инициативе и при поддержке батюшки спасательная станция. К этому времени через руки его проходили сотни тысяч рублей, а он сам как жил, так и умер бедняком. Он не только помогал материально нуждающимся, но и вразумлял и наставлял грешников и молился обисцелении болящих. Святой своей жизнью и непрестанной молитвой он достиг дара исцелений и прозорливости. Сам он рассказывал об этом так: «Я не решился бы на такое святое дело, если бы не был призван к нему свыше».


Помогал отец Иоанн с одинаковой любовью и богатым, и бедным. Он неотступно находился при умирающем императоре Александре III, держа все время на голове того руку, так как Государь сказал: «Когда вы держите руки свои на моей голове, я чувствую большое облегчение, а когда отнимаете — очень страдаю; не отнимайте их».
К больному он ехал немедленно, по первому же вызову, даже ночью, молился, служил молебен, и безнадежно больной, к изумлению врачей, выздоравливал.

В 1884 году молодая княгиня 3. М. Юсупова заболела заражением крови в тяжелой форме. Спасения не было. Пригласили отца Иоанна Кронштадтского. Когда он вошел, лечивший больную знаменитый профессор С. П. Боткин, слывший свободомыслящим, встретил его взволнованно, со словами: «Помогите нам!» Ба¬тюшка положил ей на голову руку, отчего она успокоилась, а затем стал на колени вместе с ее мужем и стал горячо молиться. Потом он пришел вторично со святыми дарами и причастил больную; после этого она заснула и проснулась через 6 часов совершенно здоровой. Температура, доходившая до 42°, упала до 37,1°. Профессор Боткин долго молча смотрел на нее. Слезы текли из его глаз. «Уже это не мы сделали», — сказал он.


Таких случаев было огромное количество. Слепые прозревали, как только отец Иоанн промывал им глаза святой водой. Паралитики вставали и ходили. Бесноватые и буинопомешанные успокаивались и исцелялись от одного крестного знамения или благословения, творимого им. Умирающие и безнадежно больные получали облегчение именно в тот момент, когда отец Иоанн, получив телеграмму, молился о них, что подтверждают письменные свидетельства очевидцев.
7 декабря отец Иоанн простудился и сильно ослабел. На следующий день он лежал с закрытыми глазами и вдруг спросил: «Которое сегодня число?» — «Восемнадцатое, батюшка», — ответили ему. «Ъосемнадцатое, значит, еще два дня», — сказал он. Присутствовавшие не поняли, что он указывает день своей кончины.
Последний вздох — и великий праведник скончался. Случилось это 20 декабря 1908 года в 7 часов 40 минут утра, на восьмидесятом году его жизни.
23 декабря в 2 часа 15 минут гроб с останками батюшки был опущен в гробницу в нижнем храме-усыпальнице Пророка Илии и Царицы Феодоры. К лику святых отец Иоанн Кронштадтский был причислен Русской Зарубежной Церковью 19 октября 1964 года. Канонизация святого праведного Иоанна в России состоялась на Поместном Соборе Русской Православной Церкви 7—8 июня 1990 года.

Пророчества (предсказания) праведного Иоанна Кронштадтского

Великий прозорливец и пророк святой Иоанн грозно пророчествовал незадолго до своей блаженной кончины о будущих судьбах России. Б то время большая часть русской интеллигенции отошла от веры и от православной церкви, стараясь потянуть за собой весь русский народ. «Кайтесь, кайтесь, — взывал он с амвона, — приближается ужасное время, столь опасное, что вы и представить себе не можете». Он говорил, что в противном случае Господь отнимет у России царя и даст ей жестоких правителей, которые всю землю Русскую зальют кровью.

Признание Иоанна Кронштадтского:
«Господи, благослови!
Я, многогрешный Иоанн Кронштадтский, пишу видение мною виденное, передаю вам сию истину, все, что я видел и слышал в ночном видении января 1901 года.
Я прихожу в тихий трепет, что будет с грешным миром. Гнев Божий постигнет скоро нежданно за наше окаянство. Я пишу, и руки мои дрожат, и слезы покрывают мое лшр. Господи, дай мне крепость и силу, истину и воли Твоея с начала и до конца описать все мною виденное
Так было это видение. После вечерней молитвы я лег немного отдохнуть от усталости моей, в келье был полумрак. Перед иконой Божией Матери горела лампада. Не прошло получаса, слышу легкий шорох, кто-то коснулся моего левого плеча, тихий голос ласково сказал мне: «Встань, раб Божий Иоанн, пойди волею Божией!» Я встал и вижу около меня дивного старца, убеленного сединой, в черной мантии, с посохом в руке: ласково посмотрел на меня, и я от великого страха едва не упал; руки и ноги задрожали, и я что-то хотел сказать, но язык мой не повиновался. Старщ перекрестил меня, и мне стало легко и радостно. Потом уже я сам перекрестился. Затем он тем же посохом указал на западную сторону стены, чтобы я смотрел на то место. Старец начертал на стене следующие цифры: 1913, 1914, 1917, 1924, 1934. Потом вдруг стены не стало, я пошел за старцем по зеленому полю и вижу массу крестов деревянных, тысячи стоят на могилах: боль¬шие деревянные, и глиняные, и золотые. Я спросил старца: «Что это за кресты?» Он ласково ответил мне: «Это те, которые за веру Христову пострадали и, за слово Божие убитые, оказались мучениками!» И вот идем далыие. Вдруг я вижу целую реку крови, и спросил я старца: «Что это за кровь? Как много пролито?» Старец оглянулся и сказал: «Это кровь истинных христиан!» Затем старщ указал на облако, и я вижу массу белых светильников горящих, вижу, они стали падать на землю, один за другим, десятками и сотнями. Все они при падении тускли и превращались в прах. Потом старец сказал мне: «Смотри!» И я вижу на облаках семь горящих светильников. Я спросил: «Что это за светильники падающие?» — «Это падут церкви Божий в ереси, и семь светильников на облаках, эти семь г^ерквей Апостольских, Соборных, останутся до конца мира!» Затем старец показал ввысь, и вот я вижу и слышу пение ангелов, они поют: «Свят, Свят, Свят, Господь Саваоф!» Шла большая толпа народа со свечами в руках, с радостными, сияющими лицами. Здесь были архиереи, монахи, монахини, масса мирян, молодые, даже юноши и дети. Я спросил чудного старца: «Что это за люди?» — «Это все пострадавшие за святую Соборную, Апостольскую Церковь, за святые иконы от губителей!» Я спросил великого старца, могу ли я присоединиться к ним. Старец сказал: «Рано еще тебе, потерпи, нет благословения Божия!»
И опять я вижу собор младенцев, пострадавших за Христа от царя Ирода, и получили венцы они от Царя Небесного. И вот идем дальше и "заходим в большой храм. Я хотел перекреститься, но старец сказал мне: «Не надо! Здесь мерзость запустения!» Церковь была очень мрачна. На престоле — звезда со звездою, свечи горят смоляные и трещат, как дрова; чаша стоит залита сильным зловонием; просфоры со звездой; перед престолом стоит священник, лицо как смола, а под престолом — женщина, вся красная, со звездой во лбу, во весь храм кричала: «Я свободна!» Господи, страшно! Люди как безумцы стали бегать вокруг престола, кричать, свистеть, в ладоши хлопать и ртом стали петь блудные песни. Вдруг сверкнула молния, загремел ужасный гром, задрожала земля и храм рухнул, провалились женщина, люди и священник и все — в бездну. Господи, как страшно, спаси нас! Я оглянулся. Старец что-то видел, и я вижу. «Отче, скажи мне, что это за страшный храм?» — «Это вселенские люди, еретики, которые оставили святую Соборную Церковь и признали новообновленную, в которой нет благодати Божией: в ней нельзя говеть и приобщаться!» Я испугался и сказал: «Господи, горе нам окаянным — смерть!» Старец успокаивал меня, сказал: «Не скорби, а только молись!» И вот я вижу массу людей, они идут страшно измученные жаждою, во лбу звезды. Они увидели нас и громко кричали: «Святые отцы, помолитесь за нас. Очень тяжело нам, а мы сами не можем. Отцы и матери не учили нас закону Божию. Даже имени Христова нет у нас, мы не получили мира, Духа Святого и отвергли крестное знамение!» И заплакали. Я пошел вслед за старцем. «Смотри!» — и указал мне рукой. Вижу — гора трупов человеческих, замаранных в крови. Я очень испугался, спросил старца: «Что это за трупы?» — «Это монашествующие отвергли и не приняли печати антихристовой, пострадали за веру Христову, Апостольскую Церковь и приняли мученическую кончину и умерли за Христа. Помолись за рабов Божиих!»

Вдруг старец обратился к северной стороне и указал рукой. Смотрю — царский дворец. Вокруг него бегают псы, ярые звери и скорпионы, ревут, лезут, грызут зубами. А на троне, вижу, сидит Царь. Лщо бледное, мужественное, чита¬ет Иисусову молитву. Вдруг упал как труп. Корона спала. Помазанника звери потоптали. Я испугался и горько плакал. Старец взял меня за правое плечо: я вижу, в белом саване — Николай Второй. На голове венец из зеленых листьев, лицо бледное, окровавленное, на шее золотой крест. Он тихо шептал молитву, а затем сказал мне со слезами: «Помолись о мне, отец Иоанн. Скажи всем православным христианам, что я умер как Царь-мученик мужественно за веру Христову и Православную Церковь. Скажи Апостольским пастырям, чтобы отслужили братскую панихиду за меня грешного. Мо¬гилы моей не ищите!»




А затем все скрылось в тумане. Я горько плакал, молился за Царя-мученика. От страха у меня дрожали руки и ноги. Старец сказал: «Так угодно Богу! Помолись и скажи, чтобы все молились!.. Смотри!» И вот я вижу: такая массаумерших от голода валяется, иные едят траву и зелень. А трупы одних пожирают псы, и страшное зловоние. Господи, у людей нет веры! Из уст извергают богохульства и за это — гнев Божий! И вот вижу целую гору книг, и между теми книгами ползают черви, которые распространяют страшное зловоние. Я спросил старца: «Что это за книги?» — «Безбожные, богохульные, которые будут заражать всех христиан богохульным учением!» И вот старец прикоснулся посохом к книгам, они загорелись, и пепел разнес ветер.
Дальше вижу я церковь, вокруг лежит масса поминальников. Я наклонился и хотел прочитать их, но старец сказал: «Это поминовения, которые много лет лежат, и священники их забыли: не читают, некогда, а усопшие просят молиться!» Я спросил: «Когда же их будут поминать?» И старец сказал: «Ангелы за них молятся!»
И вот пошли дальше, а старец так быстро шагал, что я едва поспевал за ним. «Смотри!» — сказал старец. Вижу, идет большая толпа народа, гонимая страшными бесами, которые били их кольями, вилами и крюками. Я спросил старца: «Что это за люди?» Старец ответил: «Это которые отреклись от святой веры и от Соборной, Апостольской Церкви и приняли новообновленческую». Это были священники, монахи и монахини, миряне, которые отвергли и брак, пьяницы, богохульники клеветники. У всех у них страшные лица, изо рта — зловоние. Бесы били их, гнали в страшную пропасть, оттуда выходил смрадный огонь. Я страшно испугался, перекрестился: «Избави, Господи, от такой участи!»
Вот вижу массу людей, старые и молодые, все в страшном одеянии, вывесили пятиконечную звезду огромную; на каждом углу по двенадцати бесов; на середине — сам сатана со страшными рогами, соломенной головой, испускал он зловредную пену на народ, выраженную в словах: «Вставай, проклятьем заклейменный...» Вдруг появилось множество бесов с клеймами и на весь народ прикладывали печати: на лбы и выше локтя, на руках правых. Я спросил старца: «Что это такое?» — «Это — печать Антихриста!» Я перекрестился и последовал за старцем. Он вдруг остановился и показал на восток рукой. Я вижу большой собор людей с радостными лигами, в руках кресты, вокруг свечи; посреди стоял высокий престол белый, как снег, на престоле — Крест с Евангелием, над престолом, на воздухах золотая царская корона: на ней написано золотыми буквами: «На малое время». Вокруг престола стоят патриархи, епископы, священники, монахи, монахини, миряне. Все пели: «Слава в вышних Богу и на земле мир!..» Я от радости перекрестился, поблагодарил Бога. Вдруг старец взмахнул вверх крестам три раза, вижу массу трупов в крови человеческой, и над ними летали ангелы: берут души убиенных за слово Божие. Ангелы пели при том: «Аллилуйя!» Я смотрел и громко плакал. Старец взял меня за руку и не ве¬лел плакать: «Так угодно Богу. Господь наш Иисус Христос пострадал, пролил пречистую кровь Свою за нас. Так будут мучениками те, которые не примут печать антихристову, все прольют свою кровь, получат венец Небесный!»
Затем старец помолился за рабов Божиих и указал на восток. Сбылися слова пророка Даниила: «мерзость запустения».


Вот окончательно вижу Иерусалимскую купальню. Над купальней звезда. Внутри храма толпятся миллионы народа и еще стараются войти внутрь. Я хотел перекреститься, а старец удержал мою руку и сказал: «Здесь мерзость запустения!» Вошли и мы в храм. Там было полно народу: я вижу престол, там горят свечи сальные; на престоле — царь в красной, яркой порфире; на голове золотая корона со звездой. Я спросил старца: «Кто это?» Он сказал: «Антихрист!» Высокого роста, глаза как огонь, черные брови, борода клином, лицо свирепое, хитрое, лукавое, страшное. Он сам на престоле, а руки протянул к народу. На руках когти, каку тигра, и кричал: «Я — царь, и БОГ, и правитель. Кто не примет моей печати, тому — смерть!» Все люди пали и поклонились ему; он стал накладывать печать на лбы и на руки, чтобы получить хлеб, не умереть с голоду и жажды. Вдруг слуги Антихриста привели несколько человек со связанными руками, чтобы они поклонились ему. Они сказали: «Мы христиане, мы все веруем в Господа нашего Иисуса Христа!» Антихрист в один миг снял головы с них: полилась христианская кровь. Затем принесли юношу к престолу Антихриста, чтобы он поклонился, но юноша громко сказал: «Я христианин, верую в Господа нашего Иисуса Христа, а ты посланник, слуга сатаны!» — «Смерть ему!» — закричал Антихрист. Принявшие печать падали и поклонялись ему. Вдруг загремел гром, засверкали тысячи молний, стрелы поражали слуг Антихристовых. Вдруг блеснула большая стрела, с пламенным огнем упала на голову Антихриста, он взмахнул рукой, корона упала, разбилась в прах: летали миллионы птиц и клевали слуг Антихриста. Я почувствовал, как старец взял меня за руку. Идем дальше, и я вижу опять много крови христианской. Тут я вспомнил слова Иоанна Богослова в Откровении: будет кровь... «даже до узд конских». «Ох, Боже мой, спаси меня!» Вижу ангелов, летающих и поющих: «Свят, Свят, Свят, Господь Саваоф!»


Cmapeц оглянулся и пошел: «Не скорби, скоро, скоро конец миру! Молись Господу, Бог милостив к рабам Своим!»
Приблизилось время к концу. Он указал рукой на восток, наконец упал на колени и молился: с ним молился и я. Cтарец, стал отделяться быстро от земли на высоту. Тут я вспомнил: как же имя этого старца? Я громко воскликнул: «Отче, как твое имя?» — «Серафим Саровский! — ответил ласково старец. — Что видел, напиши православным христианам!»
Вдруг как будто бы ударил над моей головой большой колокол, и я услышал звон и проснулся. «Господи, благослови, помоги молитвами великого старца! Ты открыл мне, грешному рабу Иоанну, Кронштадтскому иерею».

понедельник, 31 января 2011 г.

Святитель Тихон Задонский


Святитель Тихон Задонский, в миру Тимофей Савельевич Соколов (1724—1783), родился в семье дьячка из села Короцка, что около города Валдая в Новгородском краю. Тимофей усердно учился в семинарии, закончив курс в возрасте 30 лет, уже преподавателем. Теперь ему надлежало избрать свой жизненный путь. Его влекло монашество.


Два случая в ту пору особенно повлияли на него. Однажды, стоя на высокой колокольне, он неосторожно облокотился на ветхие перила — они рухнули, но невидимая рука отбросила его, и он упал назад на спину. Другой раз ночью он увидел небеса отверстыми и осиявший его необыкновенный свет.
Тимофей постригся под именем Тихона и вскоре в сане архимандрита был назначен ректором Тверской семинарии. В это время в Синоде избирали новгородского епископа, и трижды жребий пал на него. В сильном волнении въезжал преосвященный Тихон в город, в котором прошла его юность. Когда все члены Святейшего Синода поехали в Москву на коронацию императрицы Екатерины II, епископ Тихон остался в Петербурге и вел все синодские дела. После этого он был назначен епископом Воронежским. Его стараниями были созданы в епархии школы и введено проповедничество. Он научил народ чтить Божий храм и священников, а от богатых и знатных требовал милосердия к бедным.


По прошествии лет здоровье его пошатнулось, и он подал прошение об увольнении его на покой в Задонский Богородицкий монастырь. Здесь он вел строгий и благочестивый образ жизни, помогал нуждавшимся, писал труды. Его творения были любимым чтением благочестивых русских людей и имели громадное влияние на русскую религиозную литературу и проповедничество. Для уединенной молитвы он запирался в своей келье, и оттуда до келейников долетали его молитвенные вздохи: «Господи Иисусе, помилуй мя!» Его видели осиянным благодатным светом. Однажды сподобился он явления распятого Господа Иисуса Христа.


За три года до смерти он услышал тихий голос: «Кончина твоя будет в день недельный». После этого ему было сказано во сне: «Потрудись еще три года».
Скончался святитель Тихон 13 августа 1783 года, в возрасте 59 лет. День был воскресный. Дар чудотворения святителя Тихона проявился и после его кончины, и притом с большой силой. Через несколько лет святитель Тихон явился во сне монаху Митрофану и сказал ему: «Бог хочет меня прославить». Нетленные мощи святителя Тихона были обретены в 1845 году, а 12 августа 1861 года он был причислен к лику святых. 

Пророчества Святители Тихона Задонского
 Святитель Тихон Задонский предсказал наводнение 1777 года в Петербурге.
В 1778 году, в год рождения императора Александра I, святитель Тихон предсказал многие события его царствования.
Святителем было предсказано, что Россия спасется, а Наполеон погибнет. «Господь Бог во многих случаях его слушал»,— писал один из его келейников. Этого келейника святитель Тихон Задонский во время его опасной болезни исцелил со словами: «Иди, и Бог тебя помилует».

пятница, 21 января 2011 г.

Серафим Саровский


Серафим Саровский, в миру Мошнин (1759—1833), был родом из Курска; его родители принадлежали к купеческому сословию. Сына своего отец с матерью нарекли Прохором. Сами они были людьми истинной веры, что благодатно сказалось на развитии мальчика.
Однажды мать Прохора, осматривая постройку церкви, начатую еще мужем, взяла семилетнего мальчика с собой на самый верх строившейся колокольни. По неосторожности он упал с колокольни на землю. Мать в ужасе сбежала с колокольни, думая, что сын разбился насмерть, но с удивлением и радостью увидела его стоящим на ногах, целым и невредимым.
Прохора отличал светлый ум и память, но здоровью его угрожал неизлечимый недуг. В это тяжелое для него время Прохор увидел во сне Пресвятую Богородицу, которая обещала посетить его и исцелить от болезни.
В скором времени слова Богоматери сбылись. В это время случился в Курске крестный ход во главе с чудотворной иконой Знамения Пресвятыя Богородицы. По причине дождя и грязи крестный ход для сокращения пути направился через двор Мошниных. Догадливая Агафия поспешила вынести больного сына, приложила его к чудотворной иконе Богоматери, после чего мальчик выздоровел.
Получив благословение матери на служение Богу, он отправился сначала на богомолье в Киево-Печерскую лавру, где один прозорливый затворник, по имени Досифей, благословил его идти в Саровскую пустынь, которая находилась в Тамбовской губернии, у места впадения реки Саровки в реку Сатис.
Преподобный Досифей не только видел душевное устройство человека, но и угадывал течение мирской жизни людей, предвидел состояние природы и многое другое. Однажды, приблизительно в 1770 году, он предсказал страшное несчастье — моровую язву. И все те, кто обращался к нему за помощью, желая избежать этого несчастья, спаслись от смерти.
На церковные службы Прохор являлся прежде всех, выстаивая неподвижно все богослужение, как бы оно ни было продолжительно. Вне церкви любил он уединяться в своей келье. С молитвою Прохор соединял воздержание и пост, в среду и пятницу не ел никакой пищи, а в другие дни принимал ее только один раз. Все питали уважение и любовь к необыкновенному подвижнику.


В году 1780 Прохор тяжко заболел (по-видимому, это была водянка). Но слово ропота никогда не сходило с уст Прохора; всего себя — и тело, и душу — он предал Господу и непрестанно молился, слезами омывая свое ложе.
И вот по причащении ему явилась в несказанном свете Пресвятая Дева Мария, сопровождаемая апостолами Иоанном Богословом и Петром. Обратившись к Богослову, Она указала перстом на Прохора:
— Сей — нашего рода!
Потом Она возложила правую руку на его голову. И тотчас болезнь стала отпускать Прохора.

В скором времени Прохор совсем поправился. На месте явления Богоматери вскоре была сооружена двухэтажная церковь с двумя престолами и при ней больница. Преподобный до конца своей жизни причащался преимущественно в этом храме — в память о явленном ему на этом месте великом благодеянии Божием.


18 августа 1786 года Прохор, 27 лет от роду, удостоился пострижения в иноки, и ему дано было новое имя — Серафим. Еврейское имя «Серафим» означает «пламень», «горение», а также «возвышенный», «благородный». Это ангельское имя, которым именуются светлые духи, близкие Богу.
Через год с небольшим Серафим был посвящен в сан иеродиакона. Случилось это в декабре 1787 года.
Дальнейшая его жизнь протекала в духовной строгости. И как бы в ответ на его святую ревность Господь утешал его небесными видениями. Так, иногда во время церковных служений он созерцал святых ангелов в образе юношей, облеченных в белые златотканые одежды. Пения их нельзя было ни выразить словом, ни уподобить никакой земной мелодии.

В великий четверг, во время литургии, когда Серафим возгласил: «Господи, спаси благочестивый» — и вышел в царские врата со словами «и во веки веков», его внезапно озарил сверху необыкновенный свет, как бы от солнечных лучей. Подняв взор, Серафим узрел Иисуса, сияющего светлее солнца и окруженного Небесными Силами: ангелами, архангелами, херувимами и серафимами. От западных церковных врат шел Он по воздуху, остановился против амвона и, воздвигши руки, благословил служащих и молящихся. Затем Он вступил в местный образ близ царских врат.

Сам преподобный Серафим от этого таинственного видения не мог ни сойти с места, ни проговорить слова. С того времени Серафим, проводя дни с утра до вечера в монастыре, вечером удалялся в келью для ночной молитвы, а рано утром возвращался в монастырь для исполнения своих обязанностей. В 1793 году Серафим на тридцать пятом году от рождения был рукоположен в сан иеромонаха. Вскоре после этого Серафим пошел на новый духовный подвиг и добровольно удалился в пустынь.
Недалеко от кельи Серафима жили в уединении другие Саровские отшельники. Серафим назвал свой холм горою Афонскою.
Для полного очищения души Серафим принимал на себя добровольные страдания. Серафим много читал, в особенности Священное Писание, а также богослужебные книги. Остальное время в основном проводил в молитвах.
Прослышав о святом, многие стали нарушать покой пустынника, часто посещая его ради духовного наставления и утешения. Святой Серафим отказался от сана архимандрита, полностью посвятив себя Богу. В глубине дремучего леса, в темной ночи, никем не видимый, всходил он на высокий гранитный камень и подолгу молился на нем, стоя или коленопреклоненный. В келье также был установлен небольшой камень, на котором святой Серафим молился с утра до вечера. В этом великом подвиге преподобный Серафим провел тысячу дней и тысячу ночей. Великим соблазном подвергал его враг человеческий, дьявол, пугал страшными видениями и напастями, но преподобный Серафим выстоял в молитвах.
Сущность подвига преподобного Серафима Саровского заключалась не в наружном уединении, но в безмолвии ума, в отречении от всяких житейских помыслов для чистого, совершенного посвящения себя Богу.


«Когда мы в молчании пребываем, — говорил впоследствии преподобный Серафим, — тогда враг, диавол, ничего не успеет относительно к потаенному сердца человеку: сие же должно разуметь о молчании в разуме... Плодом молчания, кроме других духовных приобретений, бывает мир души. Молчание учит безмолвию и постоянной молитве, а воздержание делает помысел неразвлекаемым. Наконец, приобретшего сие ожидает мирное состояние».
8 мая 1810 года, когда преподобному Серафиму было пятьдесят лет от роду, старец явился на всенощное бдение в Успенский храм. Все монахи пришли в сильное удивление, когда стало известно, что старец Серафим решился остаться в обители. Он поселился в прежней своей монастырской келье. Но при этом старец никого не принимал у себя, сам никуда не выходил и не говорил ни с кем ни слова, приняв на себя, таким образом, новый, труднейший подвиг затворничества.


Пробыв в затворе пять лет, святой старец решил, что наступило время оставить подвиг своего затворничества и молчальничества. С полным самоотречением пройдя путь инока, пустынника, столпника, молчальника и затворника, он постиг великую душевную чистоту.
Продолжая жизнь в Боге и для Бога, он собирался приступить к служению миру своею любовию, дарованиями учительства, прозорливости, чудес и исцелений, своим духовным руководством, молитвою, утешением и советами.
Старец знал заранее о своей кончине и готовился к ней.
За год и десять месяцев до своей кончины преподобный Серафим сподобился благодатного посещения Богоматери. Это было в праздник Благовещения, 25 марта. Тому свидетельницей была благочестивая дивеевская старица.
В воскресенье 1 января 1833 года святой старец в последний раз пришел в больничную Зосимо-Савватиевскую церковь, приложился ко всем иконам, сам поставил свечи и потом причастился. Всю ночь он молился при зажженных свечах.
Утром монахи почувствовали запах гари из его кельи.
Когда же принесли свечу, то увидели, что старец в своем белом балахоне-подряснике стоял на коленопреклоненной молитве пред малым аналоем.


В келье Серафима всегда горели негасимые свечи, старец на все предостережения относительно этого обыкновенно отвечал:
— Пока я жив, пожара не будет; а когда я умру, кончина моя откроется пожаром.
Так оно и случилось.
Торжественное прославление новоявленного угодника Божия было совершено по распоряжению Николая II в присутствии царя и членов царской фамилии, а также многотысячных масс народа 19 июля 1903 года и сопровождалось многочисленными исцелениями.

Пророчества Преподобного Серафима, Саровского Чудотворца

Святого Серафима посещало много людей в поисках помощи. Иногда являлись к святому Серафиму и знатные лица и государственные деятели, коим он давал соответствующие наставления. Посещали старца и лица царской фамилии; так, в 1825 году у него принял благословение великий князь Михаил Павлович.


 К концу своей жизни преподобный сподобился от Бога необыкновенных даров благодати. Беседы его как с монашествующими, так и с мирянами, поражая своей простотой, производили впечатление даже на неверующих и маловерных, обращая их на путь спасения через покаяние.
Прозорливость преподобного Серафима была поистине необычайна. Получая письма, он часто, не распечатывая их, мог пересказать содержание и давал ответы. После блаженной кончины его нашли много таких нераспечатанных писем, на которые в свое время даны были ответы. Это говорит о том, что старец постигал других людей утонченным духом своим.
Некоему А. Г. Воротилову, из мирян, cmapeц не раз говорил, что на Россию восстанут три державы и много изнурят ее, но за православие Господь помилует и сохранит ее. Тогда речь та была непонятна; но впоследствии события объяснили, что старец говорил это о Крымской кампании.
С 1831 года Серафим многим возвещал о предстоящем голоде, и по его совету в Саровской обители сделали запас хлеба на шесть лет, что позволило избежать несчастья.
Когда случилась новая холера в России, преподобный открыто предвещал, что ее не будет ни в Сарове, ни в Дивееве, — и предсказания эти исполнились во всей точности, так что от той холеры ни в Сарове, ни в Дивееве не умерло ни одного человека.
Княгиня П. В. Урусова свидетельствовала одно из пророчеств отца Серафима. До рождения Антихриста произойдет великая продолжительная война и страшная революция в России, по точному выражению преподобного Серафима превышающая всякое воображение человеческое, ибо кровопролитие будет ужаснейшее: бунты Разинский, Пугачевский, Французская революция — ничто в сравнении с тем, что будет с Россией. Произойдет гибель множества верных отечеству людей, разграбление церковного имущества и монастырей; осквернение церквей Господних; уничтожение и разграбление богатства добрых людей; реки крови русской прольются. Но Господь помилует Россию и приведет ее путем страданий к великой славе.


И вот что еще сообщается ею в одном из писем: «Я знаю о пророчестве преподобного Серафима о падении и восстановлении России; я лично это знаю. Когда в начале 1918 года горел Ярославль и я бежала с детьми в Сергиев Посад, то там познакомилась с графом Олсуфьевым. Он для спасения каких-то документов, должных быть уничтоженными дьявольской силой большевизма, сумел устроиться при библиотеке Троице-Сергиевой Академии. Вскоре он был расстрелян. Он принес мне однажды для прочтения письмо со словами: «Это я храню как зеницу ока». Письмо, пожелтевшее от времени, с сильно полинявшими чернилами, было написано собственноручно святым преподобным Серафимом Саровским Мотовилову. В письме было предсказание о тех ужасах и бедствиях, которые постигнут Россию, и помню только, что было в нем сказано и о помиловании и спасении России. Года я не могу вспомнить, так как прошло 28 лет и память мне может изме¬нить, да и каюсь, что не прочла с должным вниманием, так как год указывался отдельно, а спасения хотелось и избавления немедленно еще с самого начала революции. Простить себе не могу, что не списала копию с письма, но голова была так занята и мозги так уставали в поисках насущных потребностей для детей, что этим только успокаиваю и оправдываю свою недальновидность... Письмо помню хорошо».


Сегодня можно слышать, что Россия и русский народ гибнут и их ничто не может спасти. Такое мнение присуще и многим православным. Они ропщут на судьбу, и кажется временами, что началась лютая зима в России. А начнется она и впрямь только тогда, когда душа наша перестанет верить и потеряет терпение. Пока же души наши наполнены светом, не будет бесконечной зимы для России. Этому учил пророк Серафим.

пятница, 14 января 2011 г.

Самуил


Самуил (испрошенный от Бога)

(I Цар. I, 20, II, 11, Ден. III, 24, Евр. XI, 32 и др.) — Самуил — пророк и судья народа израильского. Елкана и Анна, родители Самуила, жили в Рамафаим-Цофиме, городе, расположенном на южной границе горы Ефремовой в нескольких милях на ю.-з. от Иерусалима.

Отец Самуила был потомок Левия через его второго сына Каафа (I Пар. VI, 27, 34). Елкана имел вторую жену по имени Феннана, от которой имел нескольких сыновей и дочерей, но Анна, его любимая, жена была бесплодна. Это служило поводом ко многим для нее неприятностям. Анна была предметом особенной любви своего мужа, что возбуждало в Феннане ревность, вследствие которой сия нередко поносила и укоряла в бесплодии свою соперницу. Даже времена священных празднеств не были свободны от этих домашних неприятностей. Во время одного из ежегодных посещенй Скинии Свидения в Силоме, когда и Елкана и его семейные отправились в Силом поклониться и принести жертву Господу Саваофу, душа его возлюбленной супруги была возмущена сильной горестью вследствие непрестанных упреков со стороны Феннаны: она плакала и не ела, нежные слова ее мужа не могли успокоить ее. В горести души своей она встала, пошла в Скинию и простершись пред Господомь, молила Его сжалиться над ее печалью и дать ей дитя мужского пола, причем дала обет в случае исполнения ее прошения, посвятить своего первенца на служение Богу и сделать его назореем: вина и сикера не будет он пить, говорила она, и бритва не коснется головы его (ст. 11). Между тем как она долго молилась пред Господом, Илий принял было ее горячую, порывистую молитву за опьянение. Трогательный ответ Анны сразу рассеял все его подозрения. Илий благословил ее от лица Господа и сказал ей, чтобы она возвратилась домой с миром. Как бы сознавая с этой минуты, что ее молитва принесена не тщетно, и пошла она в путь свой и ела, и лице ее не было уже печальное как прежде. Анна родила сына и назвала его Самуилом, потому что она испросила его у Господа. Как только позволили обстоятельства, она возвратилась и исполнила свой обет, посвятивши Самуила Богу в Силоме, и отрок остался служить Господу при Илии священнике (I Цар. II, 11).


 Кратки, но многознаменательны сведения об отроческой жизни Самуила, сообщаемые священным писателем. Будучи еще отроком, он надевал на себя льняной ефод по обычаю священников и участвовал в служении пред Господом. Это служение Самуила происходило в присутствии и под надзором престарелого Илия и вероятно состояло не более как в помощи почтенному первосвященнику в отправлении некоторых общих и менее важных частей богослужения в Скинии. Благочестивые попечения Анны о своем возлюбленном сыне не прекращались во все время пребывания его в ограде Скинии. Ежегодно, как только приходила в Силом, она в заботливости о своем юном первенце приносила ему верхнюю малую одежду, приготовленную своими собственными руками. Характер и поведение отрока Самуила были таковы, что приобрели ему благоволение Божие и любовь всех знавших его. Отрок же Самуил более и более приходил в возраст и в благоволение у Господа и у людей (I Цар. II, 26), говорит свящ. повествователь. Слово Божие в те дни было редко, открытое видение было запечатлено, но Самуил еще в отрочестве удостоился особенного откровения Божия. Однажды по окончании дневного богослужения, Илий и его юный служитель удалились на покой, и вскоре Самуил пробудился троекратно повторенным призыванием его от Бога. Дитя сначала не познало Божественный голос, призывавший его и думая, что его зовет престарелый первосвященник, вставал при каждом зове и приходил к первосвященнику. Илий понял, что Господь зовет отрока и указал ему, как должно ему действовать при Божественном призывании. Самуил повиновался. И пришел Господь, и стал, и воззвал, и открыл ему Свою волю, состоявшую в истреблении дома Илия за дурные поступки его сыновей, Офни и Финееса. Это служило, так сказать, посвящением Самуила в пророческое служение и скоро его юношеское ухо ознакомилось с голосом Божественного откровения. Самуил начал и продолжал свое пророческое служение под особенным водительством Божиим, так что весь Израиль знал и уповал на Самуила, как на верного пророка Господня, Иегова являлся неоднократно и обитал в Силоме и из сего святилища, как бы из тайников грома, Самуил принимал глас Всемогущего и сообщал об оном всему Израилю.


 Таковы по сказанию Свящ. Писания, детство и юность Самуила. Его дальнейшее появление на страницах свящ. истории является уже в том высоко-знаменательном и ответственном служении, которым пользовались пророки во время иудейской феократии, в качестве представителей Великого Царя. Вот уже в течение довольно долгого времени Израиль пожинал горькие плоды своего нечестия. Сыны Израиля были разбиты в битве с филистимлянами; Ковчег Божий был отнят и взят в плен; два сына Илия убиты, а сам Илий услышав это упал с седалища, сломал себе хребет и умер; все что было лучшего в Израиле по-видимому погибло. Цель однако очистительных бедствий, понесенных израильтянами, была достигнута. Нечестие народа мало-помалу уменьшалось, гордость смирялась, и вот в духе истинного покаяния весь дом Израилев оплакивал свои грехи и постился пред Господом. Это было удобным временем для пророка провозгласить величье и господство Иеговы. Он был верен своему Божественному Учителю и немедленно приступил к испытанию искренности сокрушения Израиля и силы обращения его к Господу Богу отцов. Он потребовал полного уничтожения идольского служения и всецелого приготовления сердца для служения Господу и Ему единому. Народ согласился, и Самуил пригласил весь Израиль собраться в Массифу с тем чтобы в присутствии всех сынов Израилевых он мог ходатайствовать за них пред Господом. Колена Израилевы собрались в указанном городе, сознали свои прегрешения, выразили свое покаяние, и постом и молитвой возобновили свой завет с Царем небесным. Здесь мы встречаем первые указания на Самуила, как на лицо, отправляющее должность судии во Израиле (I Цар. VII, 6), вероятно потому, что в этот день он был избран народным собранием заместить должность, которая оставалась свободной со дня смерти первосвященника Илия. Отдавая свои судьбы с сего времени в руки Самуила, народ этим выразил сознание своего безначалия, неурядиц и бедствий, как главных причин их нечестивого образа жизни, и вместе с тем он, так сказать, совершенно предавал себя под власть и защиту Того, Который всегда был покровителем и хранителем Израиля. Вслед за тем милости Божии, неизменно связанные с такими условиями жизни, не замедлили излиться на Израиля, как и во времена древние.


В то время как Самуил и израильтяне были заняты столь важным религиозным делом, вожди филистимские объявили им войну. По народной просьбе Самуил принес агнца во всесожжение и молил Господа об Его небесной помощи. Молитва была услышана. Господь возгремел в тот день сильным громом над Филистимлянами и могущественный глас Божий исполнил их таким ужасом, что они легко были побеждены и бежали пред сынами Израилевыми. Самуил не упустил воздать должную хвалу и благодарение Иегове и воздвигнул камень Авен-езер для воспоминания победы, одержанной с помощь Всевышнего; и действительно, со дня оной филистимляне во все время правления Самуила не делали уже более никаких неприятельских вторжений в землю Израилеву. Слава пророка Самуила теперь вполне установилась. Он оказался достойным народного доверия во всех отношениях. В качестве судии он делал ежедневные обходы знатнейших городов, как напр. Вефиля, Галгал, Массифы, с тем чтобы требующие правосудия не имели нужды предпринимать трудные путешествия, и управлял Израилем со всем правосудием и бескорыстием. Его главное пребывание было в Раме, где он устроил также жертвенник Господу. В его правление Израиль пользовался полным миром и благосостоянием. В течение многих лет Свящ. Писание ничего более не говорит о Самуиле. Впрочем легко можно заключить, что в течение этого долгого периода пророк-судия оставался верным Богу и верным народу, которым правил, и что под мудрым и справедливым его управлением Израиль жил беспечально и пожинал богатые плоды его правления, каждый под виноградником и под смоковницей своей. Но по времени, на склоне лет Самуила правление его ослабевает, народу делается тягостным. Самуил в старости разделил дело правления между двумя своими сыновьями, Иоилем и Авией. Молодые люди не ходили по стезям своего отца. Страх к Богу и ненависть к любостяжанию отнюдь не были преобладающими чертами в их характере. Они, по словам свящ. повествователя, уклонялись в корысть, и брали подарки, и судили превратно (I Цар. VIII, 3). Такой образ действий естественно не мог нравиться сынам Израилевым и их воспоминание об Офни и Финеесе и об их преступном образе действий во время старости Илия были слишком живы в памяти, чтобы дозволить поступать точно так же сыновьям Самуила.


Опасаясь горьких последствий для своего отечества вследствие беззаконного образа действий сыновей его, старейшины Израилевы собрались в Раму, представили свои жалобы и опасения престарелому пророку и просили его поставить царя над ними, чтобы тот судил их подобно народам языческим в предотвращение грозящей опасности. Самуил был опечален таким своеволием народа; но прежде чем дать решительный ответ, он обратился с молитвой к Господу, желая узнать волю Его. Иегова в Своем ответе свыше объявил ему истинное свойство их непокорности и недоверия к нему, доселе управлявшему ими, но повелел ему в этом случае снизойти до желания народа и дать им царя. Царем был избран и помазан на царство Саул, сын Киса, из колена Вениаминова. При торжественном помазании его на царство, Самуил объявил народу, что отселе управление им будет принадлежать царю, а он с детьми останется между частными людьми. При этом в Галгалах он с глубоким смирением подверг себя общему суду, прося объявить пред Богом и Его помазанником о притеснениях и обидах, если какие кто терпел от него, обещаясь тотчас вознаградить за все. Весь народ единогласно свидетельствовался Богом, что никто никогда не терпел от него никакого притеснения. Тогда Самуил произнес свой последний суд на них: изобразил Божественное покровительство Божие, столь многократно оказанное народу Израильскому во времена вождей и судей, и в заключение сказал, что требованием царя сделана ими несправедливость Богу, а в подтверждение слов своих испросил у Бога знамение — грома и дождя во время жатвы, когда в Палестине не бывает ни грома, ни дождя. Весь народ затрепетал и просил молитв пророка, сознавая грех свой. Пророк, успокаивая их, увещевал не отступать от Господа, бояться Его, и служить Ему от всего сердца; я же, говорил он, не перестану молиться за вас и наставлять вас. Если же будете делать зло, то и вы и царь ваш погибнете (I Цар. XI-XII). И действительно, Саул недолгое время хорошо правил Израилем, но венец скоро оказался тяжелым для его легковерного ума, и он скоро поколебался и упал.


 Взявший на себя лично принести жертвы Господу для снискания Его милости и призвания Его помощи в войне с филистимлянами, Саул получил строгое осуждение от пророка Самуила, указав ему на его святотатство и сообщив, что его царство окончательно будет отнято у него и дано Господом мужу по сердцу Божию. Вскоре после сего вторично легкомысленный царь вызвал осуждение себе от престарелого пророка по следующему случаю: Саул и его войско по повелению Божию напали на амаликитян и на все их владения, но из чувства алчности они исполнили Божественное повеление только отчасти, не доведя до конца. Пророк Самуил снова укорил царя в его великом грехе, напомнил ему об его низком происхождении, его последующем возвышении на царский престол и об его неблагодарности к Господу, проявившейся в неповиновении, и снова подтвердил ему, что Господь лишает его царства. После сего Самуил расстался с царем с чувством глубокой горести и удалился в Раму. И более не видался Самуил с Саулом, замечает свящ. историк, до дня смерти своей (I Цар. XV, 35). Впрочем пророку не было дозволено долго пребывать в бесполезной скорби: Самуилу было повелено Богом тайно помазать нового царя над Израилем, — это был Давид, младший из сынов Иессея из колена Иудина. Затем Самуил возвратился в Раму и об нем почти не говорится более в Свящ. Писании до его смерти. В последние дни главным занятием его служила ходатайственная молитва за народ свой и руководствование сынов пророческих, составлявших целое общество пророков, или училище, служившее к распространению духовного просвещения. О силе его молитвы пред Богом неоднократно упоминается в Свящ. Писании и по его смерти (Иер. XV, 1, Сир. ХLVI, 16-21). Самуилу приписывается написание некоторых Свящ. книг: так, по свид. самого Свящ. Писания две первые книги Царств писаны преемственно Самуилом, Нафаном и Гадом (I Пар. XXIX, 29, 30). Самуил, судивший Израиля с юности все дни своей жизни, умер за два года до смерти Саула в маститой старости, был оплакан всем Израилем и погребен в своем доме в Раме.


Почти во всех отношениях Самуил является лицом весьма замечательным. Отрок Самуил служит прекрасным образцом всего, что есть только приятного и любезного в уме и сердце отрока. С ранних лет привязанность к Иегове, его постоянное служение в святилище, неизменное благочестие, любезный, кроткий нрав, высокое благоволение, приобретенное им в очах Божиих и человеческих, его особенные успехи почти на всех путях несомненно делают его особенно выдающимся примером для детей, юношей и отроков. Муж Самуил осуществил в себе все надежды, возложенные на него как на судию Израиля. Святость и правосудие проникали всякую его мысль и каждое действие. Верность Иегове и ревность о благосостоянии Израиля руководили всеми действиями его жизни. В особенности он был мужем молитвы и, как ходатай, он имел особую силу у Бога и всегда получал ответ на свое ходатайство. В кн. прор. Иеремии (XV, 1) и в кн. Псалмов (ХCVIII, 6) он стоит наряду с Моисеем и Аароном. Он поставляется первым в ряду тех лиц, которые предвозвещали исполнение веры во Христе (Деян. III, 24) и наконец св. ап. Павел в Послании к Евреям (XI, 24) причисляет его вслед за Давидом к лику древних, засвидетельствованных верой. Память пророка Божия Самуила празднуется Церковью 20 августа.

Преподобный Сергий Радонежский

Преподобный Сергий Радонежский (1314 или 1320 - 1392), в миру Варфоломей, был младшим сыном ростовских бояр Кирилла и Марии. Однажды во в...